Гимназия работает по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла
Главная Библиотека А.А. Поляков Воспоминания об о. Василии (Лесняке) - первом духовнике гимназии
Воспоминания об о. Василии (Лесняке) - первом духовнике гимназии

О своей встрече с приснопамятным о. Василием Лесняком вспоминает директор православной медицинской гимназии - Поляков А.А.
"Я благодарю милосердного Бога за то, что на моем жизненном пути встретился протоиерей Василий Григорьевич Лесняк. Эта встреча произошла летом 1991 г. и произвела на меня глубокое впечатление. Хочу подробно рассказать, как это было."

     В том году мы производили первый набор в медицинскую гимназию с православным воспитанием детей, которая была создана в 1990 г. по благословению приснопамятного Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Одновременно по благословению Святейшего Патриарха создавалась православная гимназия «Радонеж» в Москве. Необходимо признаться, что мы испытывали очень большие трудности в работе: любое упоминание о православной школе вызывало, мягко говоря, недоумение и у властей, и в средствах массовой информации, и у многих простых граждан. Некоторые газеты называли меня религиозным фанатиком, который «намеревался всех детей поставить на колени и заставить молиться вместо учебных занятий», многие этому верили. Обвинений было много, но все они были голословными и совершенно абсурдными. Мне казалось, что, если этим людям рассказать о возрождении традиций православного воспитания школьников, они поймут, как это полезно для наших детей, и изменят свое негативное отношение к нам. Но недоброжелатели лишь ожесточались. Словом, препятствия даже на организационном этапе нашей работы возникали со всех сторон. На эти трудности я пожаловался Святейшему Патриарху Алексию II и попросил совета, как нам создавать православную школу в столь неблагоприятных условиях. Несмотря на свою занятость, Патриарх очень внимательно отнесся к нашим проблемам. Он, в частности, благословил все наши дела начинать с молитвы и не оправдываться перед обвинителями. «Люди могут заблуждаться, — говорил Патриарх, — наступит время, когда они это поймут». Вместе с тем Патриарх Алексий II говорил:

    «Многие считают, что православные школы дают слабую подготовку, и поэтому думают, что их выпускникам трудно продолжать обучение в вузах». Он посоветовал изменить это стереотипное представление: «Вам необходимо строить учебный процесс в медицинской гимназии таким образом, чтобы дети получали качественные знания по всем общеобразовательным светским предметам, но на основе православного воспитания». В мудрости и справедливости этих слов я не раз впоследствии убеждался. Вот уже 20 лет мы стараемся давать нашим детям качественные знания на основе православного воспитания. Более того, после приобретения определенного опыта мы пришли к выводу о том, что качественные знания вообще невозможны без нравственного воспитания школьников.
   В то время Ленинградскую епархию возглавил приснопамятный высокопреосвященнейший митрополит Иоанн. Святейший Патриарх Алексий II благословил меня обращаться к Владыке за помощью по всем трудноразрешимым вопросам. С первой же нашей встречи с Владыкой Иоанном я почувствовал его отеческую заботу: он близко к сердцу воспринимал все наши проблемы. Летом 1991 г. я обратился к Высокопреосвященнейшему Владыке Иоанну с очень важной просьбой — благословить нам опытного духовного наставника. В это время наряду с внешними трудностями появились внутренние: некоторые наши педагоги засомневались в значимости православного воспитания учащихся и делали попытки создания пионерской организации. Это не было злым умыслом, сказывалось отсутствие живого положительного опыта. Владыка внимательно выслушал мои жалобы и сказал, что в городе есть один священник, с которым он вместе учился в Духовной Академии и был духовно близок. Владыка благословил меня встретиться с этим батюшкой, рассказать о проблемах гимназии и добавил, что если он согласится стать духовником гимназии, то лучшего и желать нельзя. Этим батюшкой оказался о. Василий Лесняк. Позже я узнал, что 22 ноября 1990 г. митрополитом Ленинградским и Ладожским Иоанном о. Василий был назначен настоятелем Спасо-Парголовского храма и оставался на этом послушании до своей светлой кончины 6 мая 1995 г. По свидетельству духовных чад, Владыка как-то сообщил батюшке, что собирается уйти на покой, на что о. Василий ответил: «Не уходите, Владыко. Мы вместе служили Богу — вместе и уйдем». Любимый православным народом, митрополит Иоанн завершил свой земной путь в тот же год, что и о. Василий — 2 ноября.

О. Василий Лесняк стал не только духовным наставником нашей гимназии, но и моим любимым священником и духовником. Батюшка был прост в общении, он с одинаковой любовью общался и с бабушкой-пенсионеркой, и с ребенком, и с чиновником высокого ранга — на колени о. Василий опускался только перед Богом. Батюшка был воистину угодником Божиим. За его благочестивую жизнь и горячие молитвы Господь наградил его многими дарами, о. Василий обладал даром прозорливости и исцеления людей от разных болезней. Я неоднократно был свидетелем, как по молитвам батюшки совершал Господь чудеса исцеления безнадежно больных, как удивительным образом проявлялся его дар прозорливости. Я пытался понять, почему мне, простому грешнику, а также и другим людям Господь позволил это увидеть, и пришел к глубокому убеждению, что происходило это по великой милости Божией к нам, недостойным маловерам.
Вот один из примеров проявления благодатных свойств о. Василия. У нас во втором классе учился мальчик, он отличался хорошими способностями, много читал, но редко участвовал в детских играх, был тихим и замкнутым. Учителя говорили, что он иногда без видимой причины плакал. Я решил поговорить с его матерью. Она оказалась верующей благочестивой женщиной, каждое воскресенье вместе с сыном ходила в храм, где просила Божией помощи в делах семейных. Муж женщины, отец мальчика, в храм не ходил, к вере своей жены относился неодобрительно и даже злобно. Когда я заговорил с ней о сыне, женщина вдруг закрыла лицо руками и горько заплакала. Сквозь слезы она говорила, что вместе с ребенком терпит скорби от мужа-пьяницы.
Георгий, так звали мужа, был сантехником высокого класса, его наперебой приглашали состоятельные граждане поработать в загородных домах, поэтому деньги он имел немалые. Но и друзей у Георгия было немало, так что время он проводил весело. А когда поздно вечером приходил домой и его встречала усталая невеселая супруга, вся в домашних заботах, то хорошее настроение куда-то исчезало, появлялось пьяное чувство ненависти. От разъяренного мужчины мать с сыном часто спасали добрые соседи по лестничной площадке, у которых несчастные пережидали до утра. Семья была на грани распада. Сын все больше и больше отдалялся от отца. Однако женщину это очень безпокоило: она с ужасом думала о том, что может наступить момент, когда заповедь «Чти отца своего и мать свою» ее сыном будет исполнена только наполовину. Несмотря на свои страдания, как христианка она не могла допустить такого. Выход из этой тяжелой ситуации молодая женщина видела только один: она хотела спасти мужа и сохранить семью. Я рассказал о. Василию о страданиях матери и сына.
Об отце семейства батюшка сказал: «Ему бы встать перед своей женой на колени и попросить прощения за все свои грехи». Потом добавил: «Георгий должен встать на колени перед своими родителями и перед матерью своих детей». Далее батюшка сказал, что он помолится об исправлении раба Божия Георгия, и назначил время для беседы. Когда Георгий узнал об этом, то, вопреки всем ожиданиям, охотно согласился встретиться с о. Василием в назначенное время. После встречи с батюшкой Георгий был немногословен. Как он потом сам признавался, священник строго предупредил его: «Если не бросишь пить, погибнешь сам и погибнет твой сын». Но что еще сказал ему батюшка, так и осталось тайной. Дома Георгий был чем-то встревожен и подавлен. Испуганные мать с сыном ожидали очередного скандала, но он вел себя необычно тихо, один раз еле слышно сказал: «И откуда он про это знает? Я никому не рассказывал!» Позже выяснилось, что батюшка указал Георгию на давний дурной поступок, которого тот стыдился и который тщательно скрывал. Потрясенный прозорливостью священника, этот человек постепенно пришел к вере, отказался от курения и алкоголя, стал вести благочестивую семейную жизнь. Впоследствии о. Василий очень радовался за эту семью. Говоря о матери семейства, он особенно подчеркивал, что, несмотря на переносимые скорби, эта женщина требовала от сына почтительного отношения к отцу. Он утверждал, что за духовную мудрость и терпение жены Господь послал в эту семью мир и счастье. Своим духовным чадам батюшка говорил, что между родителями и детьми Богом установлена особая связь. Родителям дана власть над детьми — очень большая, ею нужно распоряжаться осторожно, с молитвой: «Молитва матери со дна моря достанет». «Некоторые люди, — говорил о. Василий, — в пылу гнева проклинают своих детей. Этого делать нельзя: дети могут погибнуть. А дети должны чтить своих родителей всю свою жизнь, за это Господь награждает их здоровьем и долголетием».
Вернусь к рассказу о помощи батюшки нашей гимназии. Узнав о положении дел в нашем педагогическом коллективе, о. Василий взял лист бумаги и записал имена всех педагогов, затем каждого попросил подойти к нему в храм на исповедь. И люди, некоторые в первый раз в своей жизни, пошли в православный храм к о. Василию. Вскоре обстановка в коллективе наладилась, рабочий день в гимназии стал начинаться с утренней молитвы, после окончания уроков читалась глава из Евангелия, проводились молебны. Лица детей и педагогов как будто просветлели. О. Василий сам проводил уроки Закона Божия, и все увидели их благотворное влияние на детей. Заметно улучшились их успеваемость и поведение: родители были довольны. Спустя некоторое время, когда достижения нашего молодого коллектива стали заметны, я спросил у батюшки, как ему удалось привести людей к вере. О. Василий ответил, что это сделал не он грешный, а Всемогущий Бог по его молитвенной просьбе. Батюшка также добавил, что по промыслу Божию ему были открыты грехи некоторых людей: «Пришлось сказать».


Журналистка


   В храм вошла девушка в короткой юбке, остановилась у входа и, глядя на старушку, сидевшую на скамейке, спросила: «А где найти о. Василия?» Старушка внимательно оглядела ее голые ноги выше колен и, качая головой, произнесла: «Девушка, вы в храм Божий пришли, а не купаться, здесь даже голову полагается прикрывать!» Девица ответила ей уничтожающим взглядом, потом, пройдя немного вперед, резко, как на уроке физкультуры, наклонилась, не сгибая колен. От неожиданного зрелища старушка выронила пакет с вещами, который держала в руках. «Что же это такое?» — испуганно прошептала она и несколько раз перекрестилась. Убедившись, что нужное впечатление достигнуто, девица выпрямилась и, повернувшись к старушке, прошипела: «бабушка-заразушка». О. Василий в это время находился в Никольском приделе, служба только что закончилась и к нему образовалась большая очередь прихожан. Люди шли к батюшке за советом и утешением. Вдруг звонкий голос привлек всеобщее внимание: «Пропустите! Дайте пройти! Я из газеты», — ко. Василию через толпу людей прорывалась наша знакомая. Люди недоуменно расступались, и вскоре она оказалась рядом с батюшкой.
— Вы о чем-то хотите меня спросить? — о. Василий ласково взглянул на нее.
— Да, я журналист, — сказала девушка решительно, — можно задать несколько
вопросов? Отец Василий, как Вы относитесь к сексу?
Журналистка заметила, что от ее слов люди вздрогнули и отпрянули в сторону, как от чего-то гадкого. Послышались возмущенные возгласы. Инстинктивно она подвинулась к о. Василию, как бы прося защиты, и встретилась с его добрым внимательным взглядом.
 - Когда об этом говорят молодые, — тихо произнес он, — их жалко: Господь может не дать им детей, а когда пожилые — мерзко: может отнять.
  О. Василий продолжал внимательно смотреть на нее, в его глазах не было осуждения, отчего ей стало почему-то неловко.
— А что такого я сказала? — подумала она. Все газеты об этом только и пишут, чтобы увеличить тираж, для этого
она и получила от своего начальства задание, которое сейчас решала привычно и торопливо: за репортаж обещали хорошо заплатить. — А все-таки, как вы относитесь к
сексу? — выдавила она уже не так уверенно.
— Вот наглая! — к ней, прихрамывая, подходила уже знакомая старушка. —Где твоя мать? Вот бы посмотрела, что дочь вытворяет в Божием храме! — старушка угрожающе держала в руке палку. Журналистка вскрикнула и испуганно прижалась к священнику.
— А ты у нас крещеная, — о. Василий погладил ее по голове. — Простите ее! —сказал он старушке, — у этой девушки доброе сердце. А мамочка в больнице лежит, —
грустно добавил он. — Что ж ты, милая, маму-то забыла? — продолжил он еле слышно, обращаясь к девушке, — целую недельку не навещала. Ей сейчас лимоны нужны, вот возьми, — батюшка протянул девушке конвертик, — а я помолюсь за рабу Божию Анну, чтобы быстрее поправлялась.
От слов незнакомого священника девушке стало хорошо и уютно, она вспомнила, как полгода назад такая же теплая рука отца гладила ее по голове, и его слова, по секрету сказанные на ушко: «Доча, береги нашу мамочку!» Отец, военный летчик, улетал в командировку, тогда она не могла знать, что видит его в последний раз. После страшного известия здоровье матери пошатнулось, новенький университетский диплом, который дочь принесла в больницу, ничего не изменил. Девушка осторожно взяла конвертик. «Что это?» — вся ее худенькая фигурка вдруг содрогнулась, крупные капли со стуком упали на плотную бумагу.


Беглец


    При первом же общении с о. Василием у людей возникало к нему необыкновенно теплое чувство и расположение. Многим казалось, что они знакомы с батюшкой многие годы. Особенно это чувство усиливалось, когда батюшка вдруг воскрешал в их памяти дела давно минувших дней, иногда это были не совсем благовидные поступки, но под лучистым взглядом батюшки, наполненным отцовской любовью, люди каялись и просили у батюшки прощения. Но потом, вдруг придя в себя, подозрительно, иногда испуганно, спрашивали: «Откуда вы про это знаете?» — однако услышав негромкое: «Ступайте, Бог вас простит» — уходили, потрясенные до глубины души, чтобы потом приходить к этому человеку всю оставшуюся жизнь.
   Однажды я был свидетелем удивительного случая. В Спасо-Парголовском храме к о. Василию подошла пожилая супружеская пара. Люди приехали из Костромы искать своего сына-студента, от которого не было известий более трех месяцев: их сын не появлялся в вузе, где учился, не было его и в студенческом общежитии. Никто не знал, что с ним произошло. Родители переживали, ездили по всевозможным инстанциям, но тщетно. Кто-то посоветовал обратиться к о. Василию, и вот они перед священником со своим горем. Тогда я уже знал о прозорливости батюшки, но то, что произошло в дальнейшем, произвело на меня неизгладимое впечатление, заставило о многом задуматься. Батюшка сначала расспросил несчастных родителей о сыне, а потом попросил показать его фотографию. Несколько человек прихожан тоже подошли и с любопытством смотрели на происходящее. На черно-белой фотографии был изображен молодой человек лет восемнадцати, фотография была маленькая, 3x4 см. Внимательно рассмотрев снимок, о. Василий произнес, обращаясь к отцу: «Он вам не родной», — затем передал фотографию супружеской чете и, увидев, что эти слова их опечалили, добродушно добавил: «Не печальтесь! Этот молодой человек жив! Он находится здесь, недалеко». Обрадованный отец кинулся обнимать батюшку, поцеловал крест, затем взволнованно признался:
— Отец Василий, Женя мне как родной. Я его воспитывал с 11 месяцев, — потом, спохватившись, добавил: — Но это наша семейная тайна, мы никогда об этом не вспоминаем.
— Батюшка, скажите, где он находится! — сквозь слезы проговорила женщина. — Помогите нам найти сына! Мы заплатим любые деньги! — Она быстро достала бумажный сверток, перетянутый тонкой резинкой, и дрожащей рукой протянула священнику.
— Немедленно уберите! — о. Василий устало присел на скамейку, ему еще предстояло отчитывать одержимую. Сегодня на литургии она кричала дурным голосом. Тогда прихожане заметили, что она внезапно затихла после слов батюшки: «Замолчи! А то возьму за ухо!» О. Василий посмотрел в ту сторону, где находилась больная, и, убедившись, что ее близкие все исполнили правильно, продолжил разговор с обоими родителями.
— Деньги вам еще понадобятся, — сказал он, — это в жизни не главное.
   Затем о. Василий пригласил родителей присесть рядом с ним и долго с ними о чем-то беседовал.
— Поступим так, — заканчивая разговор, произнес он, — приходите сюда в пятницу, и не забудьте взять фотографию сына! Отслужим молебен Пресвятой Богородице — тогда я скажу, что делать.
Через несколько дней я опять оказался в Спасо-Парголовском храме. Вспомнилась эта история, и мне захотелось узнать, чем же она закончилась. Набравшись смелости, я спросил об этом о. Василия. Вместо ответа он оглянулся, поискал кого-то глазами и вдруг сказал:
— Да вот же они.
   Я увидел уже знакомую супружескую пару вместе с высоким голубоглазым парнем. Было видно, что это счастливая семья. Но по настроению о. Василия я понял, что его что-то огорчает.
— Батюшка, как же вы его нашли? — спросил я и увидел, что вместо ответа о. Василий махнул рукой, приглашая пройти вместе с ним в Богородичный придел храма. Когда я вошел, батюшка встал рядом со святым престолом и, показывая на его край, произнес:
— Здесь была фотография молодого человека, пока я за него молился, — о. Василий перекрестился и продолжал, — по Своей великой милости Господь открыл мне грешному, что с ним произошло.
Дальше о. Василий заговорил медленно, словно опасаясь сказать лишнее:
— Отцу с матерью сообщил место, где его ждать. Они ждали весь день. А сын, представляете себе, как их увидел, бросился бежать: видно, стыдно стало, что связался с блудницей. Но родители тоже хорошо бегали, — засмеялся о. Василий, — изловили.
   Потом, сокрушенно вздыхая, продолжил:
— Сегодня домой увозят, только не кается он. Без Бога трудно жить.
  Так молитва о. Василия творила чудеса и его любвеобильное сердце вмещало всех. Память о батюшке не угасла в сердцах его духовных чад и тех, кто узнал о нем по их рассказам. На его могилке у Спасо-Парголовского храма всегда лежат живые цветы и паломники из разных мест обращаются к нему, как к живому: «Помяни, Господи, раба Твоего протоиерея Василия и его святыми молитвами помилуй всех нас».